Автор рассказа

Дэнни Макалис

— Слышите? Они пробрались через стену.

Металлический гул был едва слышен в завывании ветра, но его невозможно было ни с чем спутать. Четверо мужчин, сидевших за столом, придвинулись чуть ближе друг к другу — не столько от страха, сколько чтобы согреться.

— Думаешь? — спросил Прескотт, даже не пытаясь скрыть беспокойство в голосе. — В смысле, эти стены такие толстые. Я не думал...

— Заткнись, — буркнул Гаррик и перевернул очередную карту. — Он просто над тобой издевается. — Затем он понимающе взглянул на товарища, расплываясь в ухмылке. — Или нет?

Им нравилось его пугать, понял Чарн. Они просто кайф ловили с этого. Наблюдать, как бледнеет лицо Прескотта, было куда интереснее всего, чем они занимались последние шесть дней, и уж точно веселей, чем играть в карты.

— Если они пробрались за стены, все кончено, — прозаично заметил Корт и вздохнул с притворным смирением. — Они перегрызут проводку, и мы замерзнем насмерть в этой дыре.

Гаррик взял еще одну карту.

— Не, — отозвался он. — Они найдут нас куда раньше, чем мы замерзнем. Тут на двадцать километров вокруг ничего теплее нет. В первую очередь они прогрызут ход к нам, тогда все и кончится.

И вот насчет холода старый морпех был абсолютно прав. Шесть часов назад печь окончательно погасла, и хотя в старом бункере они много чего нашли, топлива там не оказалось. Геотермальные трубы, заложенные в полу, остались единственным способом согреться, но этого было совершенно недостаточно.

— Они не могут быть здесь, — возразил Прескотт. — Призрак бы увидел. Он подал бы сигнал, и мы бы уже давно сматывали удочки.

Раздали по второму кругу. Корт пошарил в кастрюле: шесть больших шайб, десять маленьких и несколько костяшек домино с отбитыми краями. Вчера они играли на еду и звуковой душ, но теперь их будущее стало слишком неопределенным. Жаль, костяшек не хватало, чтобы нормально сыграть, подумал Чарн. Хоть какое-то разнообразие.

— Может, тот звук издавал он, — с надеждой произнес Прескотт. — Может, он готовится выйти на связь.

— А может, он мертв, — ответил Корт, моментально заткнув этим младшего морпеха. Воцарилась неуютная тишина. Слова ветерана озвучили то, что думали все, но никто не хотел говорить.

— Я... я думаю...

— Да плевать всем, что ты думаешь, — оборвал его Гаррик. — Никто за нами не прилетит. Если спецназовцы ушли, то мы остались одни. Больше никто не знает, что мы здесь.

Чарн подумал, что так оно и было. Приказ был четкий: оставаться в заброшенном лагере, пока зерги не будут обнаружены. После чего призрак, приписанный к их отряду, организует тактический удар, а затем вызовет транспорт.

Проще говоря, они были приманкой.

Чарну это нравилось не больше, чем другим, но это было его первым заданием. Первой высадкой. Он не хотел нарушать приказы или ломать строй, если этого можно было избежать.

Единственной проблемой был призрак. Они потеряли связь с ним двадцать шесть часов назад. Черт, да никто из них его вообще не видел на протяжении всего задания. Только слышали трескучий голос из видавшего виды коммуникатора, а потом и он пугающе умолк.

Что еще хуже, только у призрака были коды для связи с флотом.

— Попробуй вызвать еще раз, — сказал Чарн Гаррику. — Пройдись по всем частотам.

— Думаешь, я не пробовал? — презрительно огрызнулся на него морпех. — Ничего, тишина.

— Тогда придется пойти к нему, — спокойно сказал Чарн. — Нужно проверить.

Корт глянул на Гаррика, словно молчаливо переговариваясь с ним. Чарн знал, что эти морпехи участвовали в боях, и уважал их. Вместе они прошли через то, что Чарн только надеялся испытать в будущем. Именно потому он пошел на службу.

Долгое время все молчали.

— Один из нас пойдет, — твердо сказал Корт, нарушая тишину, будто бы он был главным. Но это было не так. Впрочем, с тех пор, как исчез капрал, командира у них не осталось.

Прескотт выглядел озадаченным.

— Один из нас?

Гаррик медленно кивнул, соглашаясь.

— Салага прав. Пора действовать.

— Кто...

— Сыграем и узнаем, — сказал Гаррик, собирая карты.

Лагерь был не самым большим, но места хватало. Призрак сидел в южной башне, наблюдая за окрестностями. Туда можно было добраться только через двор, и все знали, что там темно, пустынно и чертовски холодно.

Чарн смотрел, как рослый морпех перемешивает колоду помятых карт, которые скрашивали им ожидание почти всю прошедшую неделю. Покрытые шрамами пальцы его больших рук ловко порхали над столом, раздавая карты.

— Проигравший идет, — сказал старый морпех. — Никаких отмазок, никаких «два из трех». Уходит, возвращается, и мы решаем, что делать дальше. Согласны?

Все кивнули. Прескотт был последним. Больше и сказать-то было и нечего. Чарн посмотрел, как остальные берут карты, и лишь потом коснулся своих.

Две дамы. Хорошо. Даже очень.

— Три, — сказал Чарн, отодвигая остальные карты по столу рубашками вверх.

Все остальные тоже выложили три карты, кроме Прескотта. Немного поколебавшись, молодой морпех перевернул одну карту.

— Только одну? — спросил Гаррик.

Прескотт кивнул почти виновато. Гаррик пожал плечами и раздал остальные. Все взяли свои карты.

— Ты первый, — сказал Корт, глядя прямо на Чарна.

Он повернул голову и сплюнул на пол.

Молча, Чарн выложил три дамы. Гаррик негромко присвистнул.

— Черт. Везунчик ты, салага. Похоже, ты не идешь.

Идет загрузка комментариев…

Сбой при загрузке комментариев.